Технологии второго шанса – разговор с подсознанием

Технологии второго шанса – разговор с подсознанием

В 70 годы прошлого века болгары обнаружили, что при больших, но дозированных физических нагрузках у пожилых людей происходит омоложение организма. Более того, организм таких людей как бы консервировал свое состояние и в дальнейшем долго сохранял здоровье и возможности 40-45 летних.

В 90 годы американцы обнаружили, что среди людей, занимающихся физической культурой в пожилом возрасте, выделилась группа, которая сохраняла здоровье и возможности сорокалетних. Более того, представители этой группы, как правило, не болели стандартными старческими болезнями, не умирали в кроватях или в инвалидных креслах, а умирали на бегу, в полете, во время тренировок после 95 лет насыщенной жизни.

Но американцы не только заново открыли, но и практически применили, ввели в массовую, общую лечебную практику феномен, когда под влиянием контролируемого комплекса физических нагрузок, как системно слабых, так и системно сильных, происходило консервирование биологического состояния тела на уровне 40-45 летнего возраста.

Другими словами, когда человек сознательно и систематически формирует дозированную нагрузку, его организм переходит на режим пренебрежимо малого старения. При этом состояние здоровья отражается очень интересным графиком. В этом графике есть период подъема, укрепления здоровья после 40-60 лет, затем долгое плато, когда здоровье практически не меняется и, наконец, резкий срыв к смерти где-то в районе 95-105 лет. Для себя я назвал этот феномен «Платофаза старения».

О болгарских опытах я узнал 40 лет назад, и найти ссылки на них сейчас мне не удалось. Американский опыт работы,  его основные положения изложены в книге Крис Кроули и Генри Лодж: «Моложе с каждым годом». Опираясь на эту работы, используя ее идеи и рекомендации, я постарался соединить уже используемые мною комплексы технологий по формированию идеального здоровья, и прежде всего – безаппаратное эндогенное дыхание, с тем, что нового внесли болгары и американцы.

Суть технологии заключается в том, что тело человека для своего сохранения, должно получать строго лимитированные физические нагрузки в определенном временном режиме. Зазор этих нагрузок достаточно узок и специфичен для разных людей. Отклонение в ту или другую сторону делаю нагрузки как минимум – бесполезными. Или, зачастую – крайне вредными.

С болгарами интуитивно работал спортивный врач, сам бывший спортсмен. Он регулировал нагрузки и по своим ощущениям задавал их своим подопечным. Американцы же предложили отслеживать эффективность нагрузок и планировать их получение на основе контроля над пульсом каждого человека. Были выделены четыре состояния пульса, которые имею значение для физического благополучия.

Первое состояния пульса. Пульс в покое. Эмпирически устанавливается состояния пульса после отдыха или в постели. Если физические нагрузки отрабатываются правильно, то пульс в покое постепенно понижается.

Второе состояние пульса — тренировка на выносливость. 65%-70% от максимального для конкретного человека, пульса. Это состояние должно поддерживаться не менее 45 минут в день, можно до 6 раз в неделю.

Третье состояние пульса — тяжелые физические нагрузки. 70%-85% от максимального пульса. После продолжительного времени тренировок на выносливость, можно начинать занятия с большими нагрузками. Они так же должны идти не менее 45 минут. Особенность этих тренировок заключается в том, что перерывы от занятия к занятию должны разделять не менее 48 часов. Т.е. надо проводить не более трех и не менее двух занятий в неделю. В промежутках следует проводить занятия на выносливость, т.е. 45 минут с пульсом около 65%.

Четвертое состояние пульса. Максимальный пульс. Максимально возможная для конкретного человека  физическая нагрузка на короткий период. Рискованное занятие, может окончиться очень печально.

Предполагается, что наше подсознание и соответствующие разделы мозга управляют состоянием нашего тела, ориентируясь на физические нагрузки. А уровень этих физических нагрузок наш мозг, наше подсознание отслеживает по соответствующим четырем уровням пульса и по временной продолжительности того или иного пульса.

Учитывая человеческую физиологию, можно считать, что мы, развившись из обезьян, получили в наследие многие элементы их поведения и физической организации. Особенно – бессознательные реакции. Но для наших целей важны две фундаментальных составляющих.

Во-первых, с точки зрения отделов мозга, которые управляют нашими органами и телом в целом, интересы выживания стаи гораздо выше выживания отдельной особи. Отсюда заточенность поведения человека, прежде всего на коллективное выживание.

Во-вторых, мы всеядные. То есть одновременно и травоядные, соответственно — собиратели и хищники, плотоядные, соответственно – охотники. Но еще мы одновременно – и объекты охоты других хищников.

Исходя из этих, фундаментальных для нас элементов условий животной жизни и соответствующего поведения, можно смоделировать сигналы и ответы на них, которые формируют состояние нашего организма. По сути – язык, которым среда жизни разговаривает с подсознанием.

Первое слово, первый сигнал – отсутствие активного движения организма. Пульс спокойный, мы не двигаемся или мало двигаемся длительное время. С точки зрения подсознания это означает только одно – еды вокруг нет, собирать нечего. Потому как если есть еда, то никто не будет сидеть просто так на месте, а немедленно бросится ее собирать. Наша аргументация, что сидя у компьютера или в офисе мы заработали много еды и можем прямо сейчас ее съесть, не воспринимается. Воспринимается только то, что еда кончается, и мы доедаем остатки, которые надо отложить «в жирок», как запас на уже начавшийся период бескормицы.

В зависимости от возраста и состояния организма, наше тело получает два ответа, две различные команды.

Один ответ, одна команда, если мы молоды и здоровы —   резко повысить аппетит, есть все что можно и накапливать резервы для периода бескормицы. Одновременно – прекратить двигаться, войти в апатию и как можно больше спать.

Другой ответ, другая команда гораздо более страшная. Если нам больше 40 лет или мы больны, то тело получает приказ на потерю аппетита, на депрессию и, самое главное, на самоуничтожение. Ибо нечего потреблять ограниченные ресурсы еды. Они необходимы стае для выживания. И мы начинаем стремительно болеть, стареть и умирать.

Второй слово, второй сигнал: активное движение. Когда мы двигаемся более 45 минут, практически каждый день, с пульсом 65% — 70% от пульса, максимально возможного для данного, конкретного тела. Подсознание воспринимает это однозначно – мы занимаемся собирательством.

Еды вокруг много, хотя она и не очень калорийная, поэтому собирать надо каждый день. Главное — бескормица прошла, мы ее пережили и можем снова хорошо питаться. Более того – приносить еду стае. Отсюда – хорошее настроение, автоматическое лечение болячек, развитие мускулатуры, интерес к противоположному полу и так далее. При постоянном движении не надо накапливать запас на бескормицу, мы худеем, повышаем выносливость, развиваем мускулатуру и соответствующую стройность.

Третье слово, третий сигнал – быстрое движение с большой нагрузкой. Когда мы двигаемся более 45 минут с пульсом от 70 до 85 процентов от максимального пульса.  Для организма это означает, что мы молодые, активные, сильные хищники успешно охотимся, добываем высококалорийную пищу для всей стаи и для себя. Вывод – организм надо становится крепче. Если возраст за 40 – надо омолаживаться, наращивать мышцы, укреплять суставы и связки, развивать все органы и системы тела. Все прекрасно.

 Но, как всегда есть «но», – охота требует больших энергетических затрат и большой нагрузки на организм. Хотя ясно, что результат охоты, добыча того стоит. А поэтому можно, более того совершенно необходимо восстановиться, отдохнуть  пару дней.

Четвертое слово, четвертый сигнал — предельно возможная нагрузка на организм. Пульс максимальный. Это означает только одно – появился страшный, мощный хищник, угрожающий существованию и нашему и стаи. На борьбу с ним надо отмобилизовать все силы, невзирая на последствия для организма.

Гормональный бич выбивает из клеток все, что возможно. И не важно, что это может быть не хищник, а пожар, или наводнение или еще что то. Главное – полная мобилизация на борьбу с бедой. А поскольку мы еще и остались живы, то от победы получаем эйфорию по полной программе. Хотя радоваться особо нечему. Ресурсы тела отмобилизованы до предела, организм вот обрушится от перегрузок. И если даже все благополучно заканчивается, такая эйфория обходится очень и очень дорого в будущем. Грубо говоря, без нормального восстановления идет быстрое сокращение сроков жизни, накопление системных болезней.

Несколько слов о привычной для нас системе физических упражнений и профессиональном спорте. Эта система, как и профессиональный спорт, вышли из одного корня – из подготовки мужчины к войне. Соответственно и задача: готов к труду и обороне здесь и сейчас. Отсюда стрессовые перегрузки и подготовка к действиям с максимальным пульсом. При этом за кадром остается, что военные и профессиональные спортсмены выходят из строя и отправляются на пенсию намного раньше, чем обычные люди.

Исходя из того, что понимание закономерностей работы подсознания и глубинных отделов нашего мозга дают возможность квалифицировано «говорить» с ними, объяснять, что мы хотим. Соответственно — можем использовать второй шанс на продление нормального функционирования нашего тела. Но для этого придется сформировать образ жизни и режим дня, который подстраивается под закономерности такого безальтернативного «разговора». Другими словами – физическая нагрузка нужна не как возможность похудеть или выглядеть суперменом, а для того, чтобы говорить с подсознанием и объяснять ему, что мы нужны «стае» и хотим и можем с пользой для нее жить долго и счастливо.