Глава 19 Развитие интеллекта. Чего мы не умеем

Глава 19 Развитие интеллекта. Чего мы не умеем

Развитие интеллекта. Чего мы не умеем

Главный фактор развития человеческой цивилизации – создание принципиально новых идей. По-другому – работа эвристов или эвристика. К сожалению, этот самый главный аспект деятельности человечества изучен крайне слабо. Никаких серьезных работ на эту тему мне не известно. Соответственно – все идеи по созданию искусственного интеллекта и оцифровке человеческой личности можно рассматривать как самые предварительные и отложить их реализацию на очень отдаленное будущее. Ибо без научного понимания того, как человечество создает новые идеи, эвристические прорывы в знаниях, невозможно совершить сингулярный рывок в познании, создать более развитый разум.

Попробуем посмотреть, что же мы имеем в области развития интеллекта и эвристики.

Прежде всего, у человека для познания есть чувства и интеллект. Но если с чувствами как то потихоньку разбираются, то по интеллектам только начали. Прежде всего, выяснилось – интеллектов много. И эти интеллекты в целом обеспечивают жизнедеятельность человека и человечества.

Но если для сохранения интеллектов и их материальных носителей есть хоть какие-то, интуитивно нащупанные и показавшие на практике свою эффективность технологии, то для развития интеллектов технологий нет.

Так, в частности, логический интеллект, АйКью, закладывается генетически и мы не способны его изменить. Максимум что возможно – немного подкорректировать.

Более того, выявлено, что логический интеллект не всегда самый главный, и что есть несколько других интеллектов, не менее важных для жизни и успеха человека. Можно перечислить наиболее заметные.

Упомянутый логический интеллект, высокий уровень которого позволяет отстраивать цепочки взаимосвязей в рассматриваемых явлениях.

Еще один — интеллект общения, который позволяет создавать успешные отношения с другими людьми.

Далее — интеллект практической работы, «руки из нужного места растут». Т.е. делать дело руками, просто подчинять своей воле окружающие предметы, вещи, механизмы, спокойно работать с ними и преобразовывать.

Стратегический интеллект планирования, когда подчиняется время.

И далее – можно выделить массу других, почти до бесконечного числа. Исследования показали, что они у разных людей могут очень сильно отличаться. Все эти интеллекты закладываются генетически и практически не меняются в процессе жизни. Только затухают под влиянием болезни или старости.

Ни один из изученных интеллектов и даже комплекс их не обеспечивает успех в жизни и эффективность в продлении жизни и работоспособности.

Хотя, прошли сообщения, что выявлены определенные корреляции между успехами в жизни и способностью к оперированию математическими абстракциями. Особенно – абстракциями в объемных геометрических формах. То есть способности к мышлению с представлениями, выходящими за двухмерные границы.

Реально, как уже было отмечено, имеет значение культурное наследие семьи, которое позволяет не развить интеллекты, а дать возможность им проявиться наиболее успешно в какой-то области и тем обеспечить успех в жизни.

Аналогично ситуация складывается и с освоением форм мышления. Мы не знаем, почему человек развивается по ступеням форм мышления. Не знаем, почему останавливается на определенной форме мышления и не развивает свое мышление дальше. Попытки принудительного развития мышления оказались связанными с большими рисками дестабилизации психики человека, с угрозами серьезных нервных срывов.

И пока, в реалиях жизни, мы видим удручающую картину того, что основная масса людей, даже окончив школу, остается на уровне мышления готовыми формами. Т.е. не мыслит логически, а использует уже готовые образцы. Так называемое «дологическое мышление». В виде грустного прикола – именно для такого мышления, его оценки и подходят практикуемые тесты по школьным предметам на ЕГЭ.

По жизни только небольшая часть людей способна освоить логическое мышление. Другими словами – отстраивать логические цепочки по ситуации и прогнозировать результат. Хотя уже много сотен лет проводятся исследования, написаны трактаты и учебники по логике, одно время она даже преподавалась в школе и так далее. Но жизнь показала: максимум, что можно сделать, это, как говорится, «подшлифовать» природные способности, которые проявляются сами по себе. И совсем не обязательно в стандартной школьной или вузовской учебе.

Высшую, освоенную человечеством на данный момент форму мышления — диалектическое мышление, достигают единицы. Хотя, опять-таки, есть многочисленные работы по диалектике и ее изучению. И у греков и у Канта с Гегелем, и в наши дни. Но до сих пор передача диалектического мышления идет на уровне «учитель – ученик». Как в древней Греции. Или диалектическое мышление прорезается интуитивно, в процессе научного познания на уровне, как правило, доктора наук.

И мы только надеемся, предполагаем, что есть следующий уровень мышления, который должен обеспечить человечеству сингулярный рывок в познании.

Естественно, что делаются попытки усилить возможности эвристических прорывов. Мне известны две такие технологии.

Одна – это АРИЗ Альтшуллера. Алгоритм решения изобретательских задач — развитие метода «научного тыка». На основе имеющегося опыта были составлены формулы, которые позволяют отсечь заведомого неприемлемые решения той или иной практической задачи и «тыкать» в уже определенных границах. Метод показал свою эффективность и его постарались расширить для решения других, не изобретательских задач, в частности – для решения задач социальных.

По большому счету, АРИЗ — это поиск путей реализации цели с неопределенными результатами. Ставится задача, вводятся граничные условия и вперед, пытайтесь придумать или нащупать решение.

К сожалению, принципиально нового знания такой метод сам по себе не дает. Необходим человек, который это новое знание сформирует. Проколы на таком пути неизбежны. Если есть решения за пределами ограничителей, то они не исследуются и не осознаются.

Самые известные примеры. Бумеранг как оружие в Европе был не известен, хотя созданию оружия уделялось самое пристальное внимание. Еще. Вещества, дающие эффект сверхпроводимости при температуре, существенно отличающейся от абсолютного нуля, исследовались в общем режиме. И только случайно, через много лет было обнаружены их столь ценные свойства.

Другой технологией активизации возможностей эвристических прорывов является «мозговой штурм» или «деловая игра» в различных интерпретациях.

Опять-таки, смысл действия заключается в том, чтобы за счет знаний массы людей подготовить человека-эвриста, который и выдает решение проблемы. Как показывает практика деловых игр, весь антураж, все ухищрения необходимы не для получения нового решения проблемы участниками игры, а для выявления имеющейся информации и донесения ее до эвриста, если последний участвует в игре. Именно он генерирует и формулирует нетривиальный результат. Если эвриста нет, то все усилия пропадают втуне.

Можно сказать, что аналогичным образом работали разнообразные НИИ в СССР. В институте, как правило, имелся один – два ученых, которые были способны выдавать нетривиальные результаты. А остальные жили за счет этих результатов. Самое печальное, что талантливые эвристы часто попадали под жесткое давление. Пользуясь плодами их эвристических прорывов, лица, облеченные административной властью постоянно давили на них, «чтобы не зазнавались». По жизни мне пришлось встретить немало таких талантов, которые генерируя новые идеи, просто боялись их озвучить.

В области собственно эвристической работы ситуацию можно описать так. Есть феномен формирования принципиально новых идей в человеческом обществе. Есть люди – эвристы, которые эти идеи создают и формулируют. И нет понимания, как этот феномен работает, как искать, готовить и поддерживать эвристов, как осмысливать их прорывы в знаниях, как системно доводить до результата и использовать полученные идеи в развитии человечества.

 Все что делается, делается на уровне простой эмпирики. Причем, если эврист помимо своего основного таланта еще обладает и организаторскими способностями, то есть шанс что его идеи войдут в жизнь, а сам он как-то получит возможность продолжить свою деятельность. В противном случае идеи или погибнут или обойдутся творцу очень дорого, а иногда и просто уничтожат его как творца.

Вопрос о поиске реальных эвристов и работе с ними. Так  попытки проводить различные рода соревнования, олимпиады, где работают с уже сформулированными и решенными задачами, мало способствует выявлению реальных эвристов. Пока мне представляется, что наиболее эффективен путь проведения системных деловых игр по интеллектуальному прорыву в проблемах, которые не имеют решения, но которые надо решить. Анализ процесса игры, рассмотрение ее итогов позволит выявить тех лиц, которые реально сгенерировали новые идеи. А затем – создание условий, в которых талант эвриста дал бы наибольшую отдачу. Своего рода – «Институт чудаков» братьев Стругацких.

Но все это путь эмпирического отбора. Все равно в сингулярный рывок он не выведет. Необходимы исследования именно самого феномена эвристических прорывов и создания технологий генерации принципиально новых идей. Другими словами – создание следующего нового типа интеллекта, следующего уровня мышления. Такого мышления и таких интеллектов у личности, чтобы ей проще было генерировать и использовать новые знания, чем получать эти знания готовыми, от кого бы то ни было.

По ходу дела придется решать целый комплекс научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по развитию личности и ее подготовки по всем известным нам интеллектам и талантам. Сингулярный рывок в познании, создание сингулярного мышления – это актуальное стратегическое целеполагание человечества. И работу в этом направлении рано или поздно следует ставить на системную основу, создавать необходимый задел и работать, работать, работать.

Для продвинутых пользователей потенциального бессмертия решение этих задача принципиально важно, ибо режим саморазвития и тем более – в сингулярном рывке, представляется наиболее содержательным и интересным образом жизни и в будущем, да уже и сейчас. И, что существенно, только на его основе возможна реализация известных и вновь возникающих стратегических целеполаганий человечества.

Отсюда – впереди очень много интересного для продвинутых пользователей потенциального бессмертия. А становится это интересным потому, что есть такой чисто человеческий феномен, высшая потребность человека — признание заслуг личности в главном деле его жизни. И чем дальше – тем больше реальные заслуги для признания будут результатом именно эвристических прорывов в познании.